linalina20 (linalina20) wrote,
linalina20
linalina20

Прилежный семьянин Михайло.

Достигнув успеха и став одним из лучших учеников в "Спасских школах" Ломоносов был отправлен на дальнейшее обучение в Германию. Пять лет ему пришлось учиться за границей.Марбурге в 1736 году во время обучения в университете и стажировки, квартироваться ему пришлось у Цильхов.
Именно там он выбрал себе спутницу жизни, раз и навсегда. Елизавета Христина Цильх (1720—1766), в православии - Елизавета Андреевна была немкой по национальности.
Отец Елизаветы - Генрих был членом Марбургской городской думы, церковный староста в реформатской церкви, а по профессии — пивовар. Он умер незадолго до появления у себя в доме будущего зятя.
Михаил весьма своеобразно воспринимал любовь, о чём позже написал в учении о красноречии: «Любовь есть склонность духа к другому кому, чтобы из его благополучия иметь услаждение».

Русский студент Ломоносов некоторое время приглядывался к Елизавете Цильх. Девушка была привлекательна, скромна и искренняя
По достижении предмета страсти 18-ти лет, наш герой сделал Елизавету своей гражданской женой. В ноябре 1739 года Елизавета родила дочь. Когда это случилось, Ломоносов был в отъезде, а вернувшись в Марбург, он тут же обвенчался с матерью своего ребенка в реформатской церкви.

Спустя полтора года, Михаил Васильевич должен был вернуться в Петербург, так как его срок пребывания за границей истек. Разумеется, он не мог сразу привезти молодую жену на пустое, необжитое место. Поэтому супруги договорились, что Михаил в скором времени вышлет из России жене приглашение и деньги на переезд

Два года ждала Елизавета письма от мужа, а от него - ни слуху, ни духу. Не сложно представить, что чувствовала молодая женщина, брошенная мужем с маленькой дочуркой на руках. Однако, так и не дождавшись весточки от Михаила, она решила разыскать его сама. В начале 1743 года она обратилась к русскому послу с просьбой переслать в Петербург письмо пропавшему супругу. Не прошло и месяца, как письмо нашло своего адресата и, нужно сказать, наделало немало шума: В Академии наук, где служил Ломоносов, все его считали холостяком, он держал в строгой тайне свою женитьбу на иностранке.
Такое обстоятельство по тем временам можно было объяснить двумя причинами. Первая — для женитьбы русского студента на иностранке необходимо было взять разрешение Академии наук. А у Ломоносова и так хватало разногласий с правлением учебного заведения, и добавлять к ним несанкционированную женитьбу ему, по-видимому, не очень-то хотелось.
Вторая причина — Ломоносов пытался сначала хотя-бы как нибудь обустроить свое жилище и зaработать достаточно денег, чтобы потом вызвать к себе семью. Но из этой затеи так ничего и не вышло.
Очевидцы свидетельствовали о том, что когда письмо из Марбурга было получено и вскрыто, то Ломоносов, прочтя его, воскликнул: «...Боже мой! Я никогда не покидал её и никогда не покину; обстоятельства мешали мне писать ей и тем более вызвать к себе. Но пусть она приедет, если хочет; я завтра же пошлю ей письмо и 100 рублёв денег». Безусловно, эта фраза, всегда приводимая как оправдание поступка Ломоносова, немного прозвучала как-то неестественно…. Но, как бы там ни было, ответственность за эту странную семейную ситуацию осталась на совести Михаила Васильевича.
Летом 1743 года Елизавета с дочерью переехали в Петербург. И вскоре она обвенчалась с Михаилом Васильевичем в православной церкви. По российскому законодательству такие браки разрешались при условии, если дети будут воспитываться в православии.

Более двадцати лет, до самой смерти Ломоносова, супруги жили вместе. Однако особых сведений об их семейной жизни почти не сохранилось. Известно, что первая дочь Ломоносовых, в возрасте 4-х лет умерла. А в 1749 году Елизавета родила дочь — Елену, которую, назвали в честь матери Михаила Васильевича. В семье великого ученого не было бурных скандалов, брак не был омрачен супружескими изменами и распрями.
Как и все гении, Ломоносов в домашнем быту был совершенно непрактичен. По-видимому, такая непрактичность была свойственна и его жене, невзирая на то что она была немкой. Однажды, когда Елизавета Андреевна заболела, в доме не нашлось денег даже на лекарства. Михаил Васильевич вынужден был просить материальную помощь в канцелярии Академии наук: «Жена моя находится в великой болезни, а медикаментов купить не на что». А ведь ученый был на то время уже профессором и имел доход пятьсот рублей в год. А это на то время была весьма внушительная цифра.В семейных отношениях, был скуп на проявления ласки. «По разным наукам у меня столько дела, что я отказался от всех компаний; жена и дочь моя привыкли сидеть дома… И по сие время ужились мы в единодушии», — писал он в письмах друзьям.

А, когда ему непременно надо было быть на официальных светских мероприятиях лично, Михаил Васильевич неизменно являлся вместе с Елизаветой Андреевной, что, безусловно, говорило об уважении и взаимопонимании в их семье, в то время как многие особы при чинах оставляли своих жён дома.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/301019/44528/
Tags: Семья, брак, гении, история, люди
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments

Recent Posts from This Journal