November 29th, 2019

(no subject)

Ахматова однажды пришла к поэту Блоку в гости и полушутя-полукомплиментарно упомянула, что поэт Бенедикт Лившиц жалуется, мол, он, Блок, одним своим существованием мешает тому писать стихи. На что Блок на полном серьезе ответил:

«Я понимаю это. Мне мешает писать Лев Толстой».


По воспоминаниям Анны Ахматовой


Про стихи:
Это - выжимки бессонниц,
Это - свеч кривых нагар,
Это - сотен белых звонниц
Первый утренний удар
Это - теплый подоконник
Под черниговской луной,
Это - пчелы, это - донник,
Это - пыль, и мрак, и зной.
А. Ахматова
Honzales

Пельмеш

Этот добродушный мохнатый увалень появился возле нашего офиса как-то сам собой еще в конце прошлой осени.
Может, он и раньше жил тут где-то неподалёку - но лето пора благодатная, и потому уличный пёс мог его пережить, не попадаясь мне на глаза.
А, может, пришел откуда, где жить стало невмоготу, хозяина потерял, или конкуренты выжили с прежнего места жительства - никто о том доподлинно не знает, ибо появился этот весьма приличных габаритов пёс в наших краях уже вполне взрослым.

Спал он прямо на земле или снегу, изредка басовито гавкал на пробегающих мимо и пытавшихся задираться других беспризорных псов, к людям никакой агрессии и даже интереса не проявлял - большинство прохожих его вовсе не интересовало.
Открывшийся неподалёку здоровенный магазин пёс выбрал в качестве своей резиденции - часами валялся под входным навесом, временами прямо перед входными дверями - но посетители магазина как-то сразу поняли, что пёс этот не злой, и спокойно обходили или даже перешагивали через его здоровенную меховую тушку.

Пёс выбрал меня сам - однажды утром поздней прошлогодней осенью я спешил на работу, на ходу жуя купленную по пути сосиску в тесте - не успел утром позавтракать, бывает...
Пёс, увидев меня, подошел, посмотрел внимательно мне прямо в глаза и негромко гавкнул, после чего легонько боднул мохнатой башкой мою руку.

Collapse )